БЛАГО —
любое полезное действие,
не причиняющее вред
«МЕДЭКСПЕРТЗАЩИТА»
Межрегиональный  общественный  фонд  потребителей

ФОРУМ


Тема Дата Кол-во

  ПРОЕКТ  Фонда :   ОБСУЖДЕНИЕ :
      ключевые тезисы  из  откликов

30.01.2012  09:00 39

«А ваши юридически подкованные медики — они хорошие врачи будут или плохие? Хорошие на эту должность не пойдут, у хороших и по основной деятельности полно работы. А плохие как будут лечащих врачей оценивать?»   littleone.ru

«Кто будет определять медицинскую компетентность законных представителей пациента?»   forum.mr-spb.ru

«По большинству сложных ситуаций вы просто не найдёте врачей, которые могут внятно консультировать, ведь они или практикующие врачи (а таких вам брать нельзя), либо вышли из темы.»   littleone.ru

«Ни один медицинский эксперт не может быть компетентней врача. Для этого ему нужно владеть всеми специальностями и быть постоянно занятым в них (иначе компетенции утрачиваются, а знания отстают), что нереально, особо при отвлечении на публичную роль.»   rspor.ru

«Почему я должен доверять законному представителю, которого вижу в первый (а возможно и в последний) раз в жизни? Как я могу проверить уровень его квалификации?»   forum.mr-spb.ru

 «Тот, кто будет контролировать правильность лечения, как минимум, должен быть по профессионаьным качествам не хуже, а то и лучше лечащего врача. Вопрос: почему бы ему тогда самому не лечить людей?»   forum.mr-spb.ru

«Чем вооружён законный представитель пациента? В качестве фактического участника лечебного процесса какие он имеет преимущества перед бесталанными, нерадивыми или злокозненными партнёрами? Более высокая квалификация (он лучше, чем врач, знает, как надо лечить), особый доступ к информации (которой не владеет врач и/или пациент), возможность дёшево добыть эффективное лекарство, особые (по своему статусу) рычаги воздействия на ситуацию — что? У платного юриста — тонкое знание законов и межзаконных ходов (решающих дело), у секьюрити — спецподготовка и право на использование оружия, у риэлтера — практический опыт делопроизводства, знание конъюнктуры рынка. А что у медэксперта?»   Кор-1

«О кадровом обеспечении проекта Фонда.   Высокое профессиональное качество проводимых работ имеет для Фонда жизненно важное значение (понятно, иначе в Фонде нет смысла как в таковом).  Механизмы решения Фондом этой принципиальной проблемы — привлечение кадров: медицинских экспертов, а также профильных ("медицинских") специалистов по информационным технологиям — могут быть разнообразны, базироваться на многочисленных апробированных способах морального, материального и комплексного стимулирования.     Основу группы экспертов должны составлять практикующие врачи или действующие преподаватели медицинских учреждений. Для практической медицины принципиально быть в курсе текущего дня. Специалисты на пенсии должны использоваться в качестве неоперативного или дополнительного кадрового ресурса.»   Кор-1

«Сколько должен быть стаж «судей» в медицине? Судьи то хто? 20 лет? 30?»   kid.ru

«Ваши медэксперты, которые в перспективе должны оказывать правовую поддержку пациенту и оценивать качество лечения, должны иметь соответствующие юридические и медицинские знания. Работать они будут как волонтеры, то есть безвозмездно? Как вы планируете завербовать достаточное количество альтруистов, обладающих достаточными знаниями?»   kid.ru 2

«Кто же может стать законным представителем пациента? Бывший медработник, вышедший на пенсию (так как действующий врач в медэкспертзащиту не пойдёт — это против корпоративных принципов), или тот же самый обычный адвокат, который не имеет никаких медицинских знаний и опыта в этой области?   Кор-2

«Можно бы представить себе эффективное сопровождение, если медэксперт, выступающий фактически в статусе родственника больного: а) практикующий специалист высокого класса и именно по болезни клиента. Он видит нюансы и даёт неофициальные доверительные — а иначе его «пошлют» — консультации лечащему врачу, обеспечивая тем самым качество лечения. Б) в больнице он свой человек, способный создать благоприятный для клиента психологический климат. Но как заполучить такого сопровождающего? А при отсутствии указанных качеств медэксперт ничего не привнесёт, кроме склоки, заведомо проигрышной.»   Кор-1

«Введением новых служб не следует нарушать этические нормы: врача сталкивать с врачом очень и очень не здорово. Мне кажется, врачи должны разбираться в своем кругу — кто чего стоит и кого стоит выгнать из профессии.»   Кор-3

«Вы не ведаете о медицинской деонтологии общения с колегами. Ориентируйтесь на то, что медицина — искусство, а врач самостоятелен в принятии решения.»   rspor.ru

 

В проектируемой системе медэкспертзащиты законный представитель пациента должен иметь медицинское образование и врачебный опыт.   Юридический же его багаж в минимальном виде может сводиться к наличию набора сведений, наиболее актуальных для контролирования соблюдения медработниками прав пациента, а пациентами — своих обязанностей (поскольку законные представители должны действовать в опоре на профессиональных юристов).   Возвращаясь к медицинской составляющей компетентности законного представителя пациента, следует заметить, что здесь, в первую очередь, необходимо общепрофессиональное, терапевтическое «ядро», которое позволит законному представителю в целом оценивать состояние здоровья пациента, разбираться в относящейся к нему медицинской документации, общаться с лечащим врачом и по мере необходимости привлекать к наблюдению/обсуждению происходящего с пациентом тех или иных врачей-специалистов (в том числе законных представителей пациента с той или иной медицинской специализацией)  ( см. "Порядок действий законного представителя пациента" ).

Исходя из сказанного, кадровая база медэкспертзащиты может формироваться из следующих групп врачей:

1) врачи, недавно вышедшие на пенсию и обладающие энергией для продолжения профессиональной деятельности;

2) врачи, пожелавшие сменить непосредственно врачебную деятельность на деятельность в качестве законного представителя пациента;

3) врачи, которые окажутся способными совмещать непосредственно врачебную деятельность с деятельностью в качестве законного представителя пациента.

Затрагивая в вопросе о кадровой базе медэкспертзащиты упоминаемую оппонентами нашего проекта врачебную этику, следует заметить следующее.   Врачебная этика является частным случаем корпоративной этики.   Корпоративная же этика в общечеловеческой перспективе может быть позитивной (поддержание специфических социально-групповых традиций, которые жизнеустроительно и эстетически полезны или как минимум безвредны для других общественных групп, для человечества), а может быть негативной, корпоративно-эгоистичной (самоорганизация группы в ущерб другим общественным группам).   С учётом того, что деятельность законных представителей пациента концептуальным образом проектируется отнюдь не как вмешательство в исполнение врачами своих служебных обязанностей, но как помощь пациентам в реализации их законных прав >> ), как сотрудничество с врачами >> ) и одновременно как их же защита ( >> ), те, кто говорит о «сталкивании» врачей с врачами, о недопустимости взаимодействия практикующих врачей в амплуа лечащего врача и в амплуа законного представителя пациента, негласно понимают врачебную этику в негативно-корпоративном смысле.   Эти оппоненты, видимо, заранее знают («чувствуют»), что законные представители пациента обнаружат в медицинском обслуживании россиян необоснованное причинение пациентам вреда, будут вынуждены призвать иных лечащей врачей к порядку, инициировать привлечение их к ответственности.   А это является «выметанием сора из избы», отрицанием «покрывательства» проступков, «расколом рядов», угрожающими эгоистично настроенной корпорации.   Поэтому в названную выше третью категорию специалистов, задействованных в медэкспертзащите, войдут те врачи, которые, не будучи привержены негативно-корпоративной этике, либо выдержат её давление, исходящее от коллег, либо найдут способ его ослабить, избежать.   Предположительно, такое возможно, скажем, для терапевтов или профильных специалистов «некрупного масштаба» в большом городе либо при работе в удалённых друг от друга населённых пунктах, когда в одном пункте медработник будет выступать в качестве врача, а в другом пункте — в качестве законного представителя пациента.